Старые новости
К берегам Волхова на воздушном шаре E-mail
06.04.2011 17:20
По наблюдениям над облаками, произведенным до полета, определено было направление ветра немного южнее Ладожского озера. Поднявшись со двора газового завода (на Обводном канале), мы сразу убедились, что наблюдения эти правильны: нас понесло по направлению к Стеклянному заводу (на Неве), а это верный признак того, что мы должны вторично пересечь Неву южнее Шлиссельбурга и таким образом миновать озеро. Положим, у нас было так много балласта (22 пуда), что нам не страшно было даже Ладожское озеро.
Наши предположения вполне подтвердились: в 12 час. 20 мин. дня мы перелетели вторично Неву близ деревни Дубровки, а затем пошли близ юного берега Ладожского озера, над знаменитыми Сенявинскими болотами (длиною 25-30 верст), проходимыми лишь зимой. Далее путь был гораздо отраднее: сначала деревня Назье, а затем большое село Путилово, близ которого в 1901 г. произошел взрыв газа при спуске нашего шара «Генерал Заботкин». Понемногу шар все более и более уклоняется к югу и в скором времени, перелетев (в 2 ч. 20 мин. дня) линию вновь строящейся С.Петербургско –Вятской железной дороги, мы скрываемся за облаками и в течение целого часа совершенно не видим земли. За облаками гораздо веселее: солнце светит как летом и даже немного греет, шар все время идет без выбрасывания балласта по прямой линии. На окружающих нас кучевых облаках мы ясно видим отражение нашего шара и даже самой корзины; это так называемый ореол воздухоплавателей, почти всегда наблюдаемый при подъеме за облака. Мои спутники первый раз видели это оптическое явление и от души восхищались им.
воздушный шарМало по малу шар охлаждается, теряет свою подъемную силу и идет книзу. Мы не удерживаем его падения, так как становится довольно темно и надо подумывать о спуске. У нас еще 14 пудов балласта. Будь у нас электрическая лампочка (для наблюдения за записью барографа), мы могли бы рискнуть на ночной полет, но без огня, а главное при бесконечных болотах по пути нашего полета это более чем рискованно.
Понемногу опускаясь, выходим наконец из облаков и видим впереди себя бесконечные болота. Между тем вечереет, Колебаться нельзя. Как ни грустно, я берусь за клапанную веревку и, открывая клапан, выпускаю часть газа. Аэростат сперва сопротивляется и идет кверху, но затем изнемогает в неравной борьбе и быстро начинает падать. Мы все ближе и ближе к земле. Отчетливо слышны голоса бегущих за нами крестьян ближайших деревень. Я приказываю выбросить якорь, и мы почти моментально останавливаемся на месте. Несмотря на довольно быстрое падение, мы не почувствовали никакого толчка при прикосновении корзины к земле. Мы дружно тянем за клапанную веревку и наш гигант постепенно садится на деревянную изгородь. Боясь порвать оболочку, мы выходим из корзины и оттягиваем шар с изгороди на обширную поляну. В это время мы слышим уже голоса крестьян, - они уже на протяжении трех верст бегут за нами. Оказывается, что мы сели близ деревни Средняя Верховина Новоладожского уезда С.-Петербургской губернии, в 25 верстах от Гостинопольской пристани (на р.Волхов).
Час спустя шар уже убран, и мы идем на телеге в деревню по непролазной грязи. Закусив, послав с нарочным телеграммы о благополучном полете и слегка обогревшись, мы решаемся ночью тронуться в обратный путь. Но здесь мы сталкиваемся с таким препятствием, о котором не могли даже и предполагать. Это – земская дорога от Верховины до Гостинополя. Если кто-либо стал нас уверять, что в С.Петербургской губернии может быть такая непроходимая и непроезжая дорога, мы, конечно, не поверили бы, но здесь пришлось испытать на себе заботы земств о местных жителях. 6 верст ехали мы ровно 2 часа, но боялись, что одна из лошадей падет раньше, чем мы проедем это расстояние до ближайшей деревни Б.Зеленец.
Колеса вязли по ступицу в грязи, несчастная лошадь то и дело попадала в ямы и спотыкалась, вперед шла только после того, как хозяин брал ее под уздцы и вместе с нею окунался в грязь. Нет, господа, описать этого нельзя, надо это испытать. Приехав в Б.Зелевец, мы остановились у крестьянина Михайлова с целью заменить нашу лошадь другою. Но сделать это было нелегко, так как никто не решался ехать ночью по этой грязи. Так как другая лошадь была достаточно крепкая и выносливая, то шт.кап. Рейнфельд и мичман Дорожинский поехали дальше, а я с поручиком Мартенсом заночевали у приютившего нас старика с тем, чтобы на другой день отправиться на земских почтовых лошадях, которых обещались нам прислать наши спутники.
И действительно, в 2 часа дня к нашей избе подкатила тройка лошадей, запряженных уже не в телегу, а в очень удобную повозку. Поблагодарив гостеприимных хозяев, мы тронулись в дальнейший путь… Не буду его писывать: дорога была столь ужасна, как и ранее, хотя лошади и ямщик делали все возможное.
В 6 часов вечера мы добрались наконец до Гостинопольской пристани.
Дальнейшее наше путешествие на пароходе по Волхову (105 верст) и по железной дороге от станции Волхов до Петербурга (130 верст) не представляет особого интереса, а потому я не буду его описывать.
Ровно в 6 ½ часов вечера мы с поручиком Мартенсом прибыли наконец в Петербург.
Подводя итоги всем нашим мытарствам за эти дни, можно совершенно по совести сказать, что 5 часов, проведенные нами в воздухе в корзине аэростата, были самыми приятными из всего нашего длинного путешествия. Мы пролетели по прямой линии всего 135 верст, достигнув высоты 1300 метров. Наименьшая наблюдавшаяся нами температура была -3 градуса по Цельсию.
Покойный Горбунов говорил: «от хорошей жизни не полетишь», а мы после этого полета можем смело сказать, что «от хорошей жизни не поедешь по дорогам новоладожского земства».
Надеюсь, что новоладожские земцы не обидятся на меня за эти слова.

Ю.Герман.
Новое время №10290 (23 октября). — СПб, 1904 г.


Между тем наши корреспонденты сообщают, что наши воздушные путешественники для сокращения обратного пути могли бы воспользоваться водными артериями, будь у них способ раздобыть надежные лодочные моторы нашего времени. По реке-Неве, чай, быстрее было бы, да с ветерком, коль у тебя за кормой лодочный мотор suzuki али fisher воду пенит. Однако же не могло такого быть в начале прошлого века, не придуманы еще были такие чудеса.
 

Rambler's Top100 2008-2017 © РетропланЪ
При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.
Карта сайта - О проекте - Новости - Контакты