АВИАЦИТАТА

Полезно еще делать атаки, обозначая стремление таранить, это часто способствует посадке на нашей территории. Это бывало и в русской истребительной практике...

Е.Крутень «Воздушный бой», 1916 г.

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

16 Декабря

На данное число памятные даты отсутствуют


АВТОРИЗАЦИЯ



Энциклопедия ЛИТЕРАТУРА Статьи Краткая история 23-го корпусного авиационного отряда (1911 - 1914)
АВИАЦИЯ
Краткая история 23-го корпусного авиационного отряда (1911 - 1914)

Марат ХАЙРУЛИН
Российский исторический журнал "Родина" №2/2012
(статья опубликована под титулом "Военная авиация России: первые шаги")

23-й корпусной авиационный отряд стал одним из первых сформированных в России частей военной авиации (пальму первенства с ним разделяет авиаотряд при Сибирском воздухоплавательном батальоне в селе Спасское, о формировании которого было сообщено 31 декабря 1911 года).

Военный Совет 6 апреля 1911-го одобрил проект «Положения об авиационной службе», а также штат и табель имущества авиационного отряда воздухоплавательной роты. Было решено сформировать в 1912 году десять авиационных отрядов: при Сибирском и Брест-Литовском воздухоплавательных батальонах, 4-й Сибирской, 4, 5, б, 7, 8, 11-й и Кавказской воздухоплавательных ротах. Оба документа были высочайше утверждены 25 июня 1912-го. Согласно штату в отряде должны были состоять начальник отряда (обер-офицер), три младших офицера (лётчика) и 34 военнослужащих нижних чинов (2 лётчика, 3 старших моториста, 2 младших моториста, 8 ефрейторов, из них 6 хозяев аэропланов, 18 рядовых и фельдшер медицины). В табели имущества были указаны 6 аэропланов с принадлежностями по 11 000 рублей за экземпляр, 3 складных двухместных палатки для аэропланов и отрядной мастерской по 1500 рублей, 2 запасных мотора по 5000 рублей, автомобиль специального типа за 5000 рублей, 480 пудов бензина по 5 рублей за пуд и 100 пудов масла по 12 рублей за пуд [1].

Летом 1911 года началась работа по формированию авиационного отряда при 4-й Сибирской воздухоплавательной роте в Иркутском военном округе в Чите.

8 июля командиру II Сибирского армейского корпуса была направлена бумага из электротехнической части Главного инженерного управления о том, что в 4-ю Сибирскую воздухроту будет передано «из числа нижних чинов, добавленных к штатам 3-х пехотных дивизий Варшавского военного округа 34 нижних чина». Также сообщалось, что означенные нижние чины должны будут содержаться сверх комплекта при роте с отпуском на них всех по закону видов довольствия, причитающегося им как рядовым пехоты, и что «указанные нижние чины предназначаются для сформирования при 4-й Сибирской воздухоплавательной роте авиационного отряда, каковое согласно положения Военного совета от б апреля сего года предположено произвести в 1912 году, по прилагаемому при сём проекту штата такового отряда, одобренному тем же положением Военного совета» [2].

Заведующий электротехнической частью Главного инженерного управления генерал-лейтенант А. А. Павлов 30 сентября 1911 года направил в штаб Иркутского военного округа бумагу, в которой говорилось, что военный министр В. А. Сухомлинов приказал «теперь же сформировать при 4-й Сибирской воздухроте авиаотряд по штату и табели, одобренным Военным советом от б апреля сего года, но ещё не получившим Высочайшего утверждения». В документе также шла речь об ассигновании кредитов на содержание авиационных отрядов, о которых Военное министерство внесло представление в законодательные учреждения. До ассигнования указанных кредитов авиационный отряд 4-й Сибирской воздухроты должен был считаться нештатным, без особых отпусков от казны на содержание его личного состава. Денежный отпуск на полное содержание указанного отряда по его штату «испрашивался» к ассигнованию только с 1 января 1912-го. К весне 1912 года, отмечалось в документе, авиационный отряд 4-й Сибирской воздухоплавательной роты предполагается снабдить как аэропланами, так и большей частью специального имущества. На устройство под Читой аэродрома Главным инженерным управлением 10 сентября был открыт кредит начальнику инженеров Иркутского округа в размере 50 000 рублей [3].

Эти сведения приводились в докладе по Главному инженерному управлению «О плане организации воздухоплавательной службы» от 21 сентября 1911-го, где также сообщалось, что в текущем году уже переведены кредиты на устройство и оборудование аэродромов в следующих пунктах, помимо Читы: в селе Спасском близ Владивостока — 54 000 рублей (13 июля) и в Новогеоргиевске 49 337 рублей (4 августа). В докладе также «испрашивалось» сформировать к 1 января 1912 года два авиационных отряда (в Сибирском воздухоплавательном батальоне и в 4-й Сибирской воздухоплавательной роте) по штату, одобренному Военным советом и сверх того сформировать 4 нештатных авиационных отряда (при 5, 7, 11-й и Кавказской воздухоплавательных ротах) «без особых отпусков на содержание личного состава этих четырёх отрядов, впредь до ассигнования для означенной цели надлежащих кредитов» [4].

Поручики В. Р. Поплавко и Б. Н. Фирсов (слева)

Поручики В. Р. Поплавко и Б. Н. Фирсов (слева). Зима 1912/1913 гг.

Надпись на обороте фото, сделанная рукой Фирсова, гласила: «Я с пор. Поплавко летали во время морозов и можно видеть, как одевались для этого. Стоим около «Блерио», на котором по очереди подлётывали».

Начальник штаба Иркутского военного округа генерал-лейтенант С. Д. Марков направил бумагу командиру II Сибирского армейского корпуса о том, чтобы «немедленно приступить к формированию при 4-й Сибирской воздухоплавательной роте авиационного отряда и о времени сформирования, не ожидая получения всего инженерного имущества по табели, донести» [5].

Адъютант роты подпоручик Гартман рапортом донёс, что авиационный отряд при роте был сформирован 14 ноября 1911 года, но честно сообщил, что «лётчики и положенное по табели имущество авиаотряда в роту ещё не прибыли».

В документе указывалось, что на формирование авиаотряда 10 сентября прибыло 34 военнослужащих нижних чинов из 32-го пехотного Кременчугского полка. Из них два человека, более развитых, были зачислены для обучения в моторный класс роты, восемь — посещают занятия по столярному делу и ещё восемь человек — по слесарному делу. Все чины, докладывал Гартман, знакомятся по моделям с устройством аэропланов и обращению с ними [6].

Наконец, из Гатчины в Читу 3 ноября направили три аппарата в сопровождении шести человек — столяра, сборщика и мотористов. Сопровождающие были обучены «службе при аэропланах» во Временном авиационном отделе Офицерской воздухоплавательной школы и были назначены в состав сформированного авиационного отряда.

Долгожданные аэропланы прибыли 27 ноября 1911 года. 4-я Сибирская воздухоплавательная рота получила для своего авиационного отряда две машины типа «Фарман-VII» (двухместный биплан с мотором «Гном» в 70 лошадиных сил) и одну — «Блерио» (моноплан с 50-сильным «Гномом»). Аэропланы были не новые и успели поработать в Гатчине во Временном авиационном отделе. Они даже сохранили школьные номера (8, 10 и 1 соответственно) на рулях поворота и нижних поверхностях крыльев. Прибывшее имущество временно разместили в каменном сарае инженерной дистанции № 37, а мелкие вещи — на складе роты.

Теперь по штату не хватало главного — пилотов. Первым командиром авиационного отряда стал штабс-капитан Пётр Павлович Никольский. Его 24 января 1912 года прикомандировали. Начальника отряда «полагали в ожидании», так как Никольский в Москве наблюдал за постройкой аэропланов на заводе «Дукс» и смог прибыть в Читу лишь 30 июля. Приказом по воздухоплавательной части Главного управления Генерального штаба были прикомандированы к 4-й Сибирской воздухоплавательной роте штабс-капитан Пётр Прищепов, поручики Виктор Поплавко и Борис Фирсов. Всех лётчиков также «полагали в ожидании». Никольский, Прищепов и Поплавко получили лётное образование в Офицерской школе авиации в Севастополе, а Фирсов — во Временном авиационном отделе Офицерской воздухоплавательной школы в Гатчине. Первым 7 апреля в роту прибыл поручик Фирсов и был назначен заведующим авиационным имуществом вместо поручика Панова.

В связи с предстоящим смотром всех воинских частей читинского гарнизона по 4-й Сибирской воздухоплавательной роте был издан приказ команде мотористов производить занятия у моторной лебёдки, осуществлять сборку аэропланов «Фарман» и «Блерио», продувать змейковый аэростат и раскладывать и наполнять вентилятором шар. 14 апреля 1912 года в 9.30 утра командующий войсками Иркутского военного округа генерал от артиллерии В. Н. Никитин начал объезд с роты. Увиденное порадовало командующего, о чём он и написал в приказе за №160 от 7 мая 1912: «Люди имели вид прекрасный... работа идёт успешно, видимо, часть в твёрдых знающих руках». В роте имеется три аэроплана, отмечалось в приказе, из них два системы «Фармана» и один — «Блерио». Занятия на аэропланах начаты. За неимением аэродрома занятия производились только на дворе казармы. По заявлению начальника инженерной дистанции, переписка по отводу места под аэродром закончена, но сама площадь не оборудована для полётов. Как выяснилось на месте, инженерное ведомство не приготовило своевременно сараев. Всё то, что полагается хранить в отапливаемых помещениях, было разложено для предохранения от порчи в казарме и в холодных сараях. «В день моего осмотра, — писал Никитин, — каменный сарай ещё не был закончен постройкой и приспособлением его для хранения ценных вещей. Ныне начальником инженеров округа после моего объезда сделано соответствующее распоряжение о скорейшем устройстве для воздухоплавательной роты сараев для хранения ценного имущества и аэропланов и временного ангара, дабы не потерять времени для практической подготовки лётчиков авиационного отряда» [7].

20 и 21 апреля в отряд прибыли штабс-капитан Прищепов и поручик Поплавко. Причём Прищепов, согласно приказу по роте за №134 от 13 мая, стал временно исполнять должность начальника авиаотряда при роте вместо «полагаемого в ожидании» штабс-капитана Никольского.

Командир 4-й Сибирской воздухоплавательной роты подполковник Н. Ч. Гинейко в этом же приказе отмечал, что «начальник авиационного отряда вверенной мне роты непосредственно подчиняется мне и пользуется правами ротного командира». В приказе был объявлен именной список чинов «авиационного отряда 4-й Сибирской воздухоплавательной роты», согласно которому в отряде было четыре пилота (Никольский, Прищепов, Поплавко и Фирсов) и 34 нижних чина.

Чины  23-го авиационного отряда стоят перед аэропланом «Фарман-VII»

 Чины авиационного отряда стоят перед аэропланом «Фарман-VII» № 8.

В центре с книгой «Опись имущества» — поручик Фирсов, третий слева от него — командир роты подполковник Гинейко, затем — штабс-капитан Прищепов. Чита, лето 1912 г.
Поручик Фирсов с женой Ольгой Владимировной в гондоле аэростата

Поручик Фирсов с женой Ольгой Владимировной в гондоле аэростата.
Надпись на обороте: «Я с Лелей поднимаюсь на пузыре. Справа стоит кап. Фомин. Снято в конце июля 1912 г.».


В мае 1912 года в авиаотряде началась подготовка к полётам. Командир роты подполковник Гинейко предписывал ротному врачу всегда присутствовать на аэродроме во время происходящих там полётов на аэропланах, а также устроить на аэродроме отделение околотка, где иметь всегда в запасе самые необходимые перевязочные принадлежности и лекарства.

Начальнику хозяйственной части было приказано выдать на аэродром роты в распоряжение начальника авиационного отряда три бочки для воды, два багра и три швабры. Последнему полагалось полученные бочки расставить около ангара и следить, чтобы они всегда были наполнены водой и около них находились швабры и багры.

Бензин приобретался на складе товарищества Нобель. Из Офицерской воздухоплавательной школы в Санкт-Петербурге был получен грузовой автомобиль.

Много усилий по подготовке аэродрома и постройке временных ангаров приложил поручик Фирсов, за что получил благодарность от командующего войсками Иркутского военного округа.

Первый полёт в отряде был совершён 28 мая, а в воскресенье, 3 июня, в 12 часов дня, на аэродроме роты был отслужен молебен по случаю освящения аэродрома и начала практических полётов на аэропланах. Прищепов, Фирсов и Поплавко летали ежедневно, находясь в воздухе от 15 до 70 минут.

В предписании электротехнической части инженерного ведомства Главного инженерного управления от 13 июня 1912 года указывалось, что авиационный отряд составляет особую команду специалистов воздухоплавательной части и находится в подчинении начальника авиаотряда, который в свою очередь подчиняется непосредственно командиру роты. 30 июля в роту прибыл штабс-капитан Никольский и 5 августа принял у Прищепова авиационный отряд.

В начале августа отряд, согласно приказанию командира II Сибирского армейского корпуса, принял участие в Читинском лагерном подвижном сборе. Два отрядных аэроплана «Фарман» предназначались для разведки и один «Блерио» — для посылки и доставки донесений. Отряд решено было оставить на своём аэродроме «ввиду удобства взлёта, спуска и пробы аппаратов», куда накануне манёвра начальникам сторон надлежало присылать задания по разведке. Задачи для наблюдения должны были иметь строго определённый характер, с непременным указанием предмета наблюдения и цели. Предписывалось не давать заданий растяжимого и неопределённого характера, в виде общих директив. Лётчики должны были доставлять донесения путём бросания цветных флажков (красный с жёлтым), если по условиям местности спуск был бы невозможен или неудобен. Артиллерийским частям полагалось иметь в виду, что холостой выстрел орудия, наведённого на летящий аэроплан на небольшом расстоянии, может быть причиной катастрофы. Нормальной дальностью разведки считалось расстояние в 40-60 вёрст, а районом наблюдения с аэроплана — полоса шириной 2-4 версты по линии полёта. Всё вышеперечисленное приводилось в приказе согласно «Инструкции авиационным отрядам» [8].

Командующий войсками Иркутского военного округа генерал от инфантерии А.Е. Эверт посетил авиаотряд 2 сентября и отметил в приказе за №347 от 5 сентября следующее: «Вечером мною осмотрен авиационный отряд. Начальник отряда штабс-капитан Никольский, несмотря на опасность в виду наступления темноты, полетел на аппарате «Блерио» в город Читу и обратно. Поручики Фирсов и Поплавко летали уже в сумерках по аэродрому на аппаратах «Фарман», причём место спуска определялось зажжёнными кострами.

Видимо, все офицеры лётчики отлично управляют аппаратами и, по отзыву командира 2-го Сибирского армейского корпуса, выказали себя смелыми, искусными авиаторами, причём поручик Фирсов с нижними чинами отряда построил для аэропланов временные ангары, благодаря чему можно было в этом году начать полёты.

Команда авиационного отряда имеет отличный вид.

Благодарю господ офицеров и нижних чинов авиационного отряда за их молодецкую службу» [9].

В авиационном отряде были обучены полётам на аэропланах три человека. Комиссия под председательством штабс-капитана Никольского и её членов, штабс-капитана Прищепова и поручиков Поплавко и Фирсова, принимала лётный экзамен на выполнение установленных Императорским всероссийским аэроклубом условий на получение звания «пилот-авиатор». В декабре 1911 года К. Е. Вейгелин писал в своей статье «По поводу пилотских дипломов», что «правом пилотирования аэропланов пользуются только те лица, которые имеют пилотский диплом Международной Воздухоплавательной Федерации (F.A.I.). Правом выдачи такого диплома пользуется в каждой стране только одна спортивная организация, представляющая своё государство в F.A.I. В России такой организацией является Императорский Всероссийский Аэроклуб» [10].

На аппарате «Анри Фарман» 17 сентября 1912-го экзамен сдал подпоручик 4-й Сибирской воздухоплавательной роты М. Е. Гартман. Рядовой роты Ф. П. Балбеков сдал экзамен 29 сентября, а в конце года был уволен в запас армии.

6 октября выполнил условия для получения звания, как написано в приказе, «лётчик-пилот», младший унтер-офицер роты М. Госповский. Правда, за то, «что 25 сентября на Дальнем вокзале напился мертвецки пьяным», Госповский 11 октября был лишён унтер-офицерского звания. Балбеков и Госповский впоследствии не стали лётчиками, не получили пилотские дипломы и звания. Остались только данные о потраченном (напрасно) бензине и записи в их послужном списке о сданном экзамене. В ноябре 1912 года подпоручик Гартман продолжил обучение полётам в авиационной отделе Офицерской воздухоплавательной школы в Гатчине.

Осенью 1912 года в авиаотряде произошли перемены. 4 ноября штабс-капитан Никольский сдал отрядное имущество и личный состав отряда штабс-капитану Прищепову, а сам уехал в Москву вместе с поручиком Поплавко в распоряжение начальника штаба Московского военного округа.

Весь 1913-й авиаторы находились в Чите, практикуясь в полётах и обучая прибывающих военнослужащих авиационной службе. Штабс-капитан Никольский прибыл 6 июля из московской командировки и принял командование авиаотрядом, который получил на вооружение аэропланы «Фарман-16».

23 марта 1914-го авиаотряд 4-й Сибирской воздухоплавательной роты получил новое наименование «23-й корпусной авиационный отряд», был переведён из Читы в Варшаву и включён в состав 2-й авиационной роты. Эта рота была сформирована 25 января 1913 года в Севастополе из 8-й воздухоплавательной роты и уже имела в своём составе 14-й и 15-й корпусные авиаотряды. Вскоре рота прибыла в Варшаву. В начале апреля в состав роты прибыл из Гродненской крепостной воздухоплавательной роты 19-й корпусной авиаотряд. Штабс-капитан Никольский, назначенный начальником 22-го корпусного авиаотряда, вновь сдал командование 23-м корпусным штабс-капитану Прищепову. В мае в отряд был переведён лётчиком штабс-капитан Жохов, до этого сдавший начальствование 19-м корпусным штабс-капитану Козьмину. Перед самой войной в отряде было всего три пилота — Прищепов, Жохов и Фирсов.

С началом Первой мировой войны, 23 июля 1914 года, отряды 2-й авиационной роты выступили в поход. 14-й и 19-й корпусные отправились на Юго-Западный фронт, а 15-й и 23-й — на Северо-Западный. 23-й отряд прибыл в Белосток и поступил в распоряжение штаба VI армейского корпуса.

Славная боевая история первого военного авиационного отряда только начиналась. Эта часть успешно воевала в Первой мировой на Северо-Западном и Северном фронтах, после Октябрьской революции перешла на службу в Красный воздушный флот, где сохранила свой номер и именовалась «23-й разведывательный авиационный отряд».

Офицеры 23-го авиационного отряда и чины 4-й Сибирской воздухоплавательной роты

Офицеры 23-го авиационного отряда и чины 4-й Сибирской воздухоплавательной роты.
Стоят слева-направо: поручик Фирсов, штабс-капитан Прищепов, поручик Поплавко, поручик Вегенер и поручик Воробьёв. 1913 г.

НАША СПРАВКА

 летчик Прищепов П.С. летчик Фирсов Б.Н.
  летчик П.П.Никольский

Дальнейшая судьба военных лётчиков 23-го отряда.

Фирсов Борис Нилович. Служил в Эскадре воздушных кораблей, летал на «Илье Муромце», был начальником 26-го корпусного авиаотряда, затем помощником командира 9-го авиационного дивизиона и в конце 1917 года — инструктором Гатчинской военной авиашколы. В 1919-м был начальником авиации Западной добровольческой армии полковника П. Р. Бермондт-Авалова. В конце октября 1919 года Фирсов с двумя представителями армии вылетел из Митавы в сторону Киева с целью привезти бумаги командующему вооружёнными силами на юге России генералу Деникину, в которых Авалов просил присоединить его армию и 15—20 млн рублей для борьбы с большевиками. Немецкий двухмоторный аэроплан «Фридрихсгафен» потерпел аварию под Киевом. Лётчики вскоре прибыли в ставку, но не были приняты Деникиным. Фирсов после этого успел заехать за своей семьёй в Старый Оскол. В эшелоне, следовавшем в Новороссийск, он и его жена заболели тифом. Семья высадилась в станице Усть-Лабинcкой, где зимой 1919-1920 года Фирсов с женой скончались.

Поплавко Виктор Родионович. Служил лётчиком в 21-м корпусном авиаотряде, затем воевал в 19-м авто-пулемётном взводе (на броневике «Победа»), где получил орден св. Георгия 4-й степени. Известен своими конструкторскими решениями в области авиации и бронетехники. Принимал деятельное участие в создании пулемётного бронеавтомобиля «Джеффери». В Советской России работал в оборонных и авиационных ведомствах, за что был награждён орденом Ленина. В 1938 году расстрелян по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации. Реабилитирован в 1957-м.

Никольский Пётр Павлович. Командовал 22-м корпусным авиаотрядом, затем был помощником командира 12-го авиационного дивизиона. Во время Гражданской войны лётчик 2-го авиаотряда Добровольческой армии, затем помощник командира 2-го авиадивизиона. Умер в 1938 году в эмиграции от туберкулёза.

Автор выражает благодарность Г.Ф. Петрову за предоставленные фото.

Проект Retroplan.RU  выражает искреннюю признательность Марату ХАЙРУЛИНУ за любезно предоставленные для электронной публикации материалы.
 

Источники:
1. РГВИА. Ф.400.0п. 9. Д. 33884.Л. 15-20, 29-31.
2. Там же. Ф. 6225. Оп. 1. Д. 6. Л. 33-33 об.
3. Там же. Л. 76-76 об.
4. Там же. Ф. 400. Оп. 9. Д. 33884. Л. 4.
5. Там же. Ф. 6225. Оп. 1. Д. 6. Л. 71.
6. Там же. Л. 79-80.
7. Там же. Д. 9. Л. 208 об.-209.
8. Там же. Д. 10. Л. 69-69 об.
9. Там же. Л. 146-146 об.
10. Воздухоплаватель. 1911. № 12.

RSS Feeds

Rambler's Top100 2008-2017 © РетропланЪ
При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.
Карта сайта - О проекте - Новости - Контакты