АВИАЦИТАТА

Если аппарат и лётчик не готовы к бою, то незачем и вылетать для встречи с немцами, которых такие результаты лишь ободряют. А если истребитель готов, то надо вести бой решительно и упорно.

Е.Крутень "Из приказа №15 по 2-й БАГ, 3 мая 1917 года"

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

28 Июля
28 июля 1933 г.
Состоялся первый полёт вертолёта конструкции А.М. Черемухина под названием ЦАГИ-5ЭА.
28 июля 1915 г.
Открыта Петроградская офицерская школа морской авиации.

АВТОРИЗАЦИЯ



Энциклопедия Брусиловский прорыв: борьба в воздухе. Часть 1 - Подготовка
АВИАЦИЯ
Брусиловский прорыв: борьба в воздухе. Часть 1 - Подготовка

Сергей АВЕРЧЕНКО (Москва)
Автор выражает благодарность за оказанную помощь в работе над статьёй Б.Ю. Степанову (Санкт-Петербург) и М.А. Хайрулину (Москва).
Оригинал статьи опубликован в "Военно-историческом журнале" №10, 2011 г.

2011 году отмечалось 95-летие Брусиловского прорыва — наступления Юго-Западного фронта русской армии летом 1916 года, в ходе которого противоборствующими сторонами довольно широко применялась авиация, прежде всего с целью воздушной разведки. В предлагаемой вниманию читателей статье, охватывающей период с 1 апреля по 21 мая 1916 года, т.е. период подготовки к наступлению, на основе документов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) и опубликованных отечественных и иностранных исследований, рассказывается о боях между германскими, австро-венгерскими и российскими лётчиками во время воздушных разведок, их победах и поражениях. Следует отметить, что представленная работа отражает освоение темы автором на данный момент, в последующем, по мере дальнейшего её изучения, некоторые цифры могут измениться.

Двухместный разведчик Моран-Парасоль на аэродроме1 АПРЕЛЯ 1916 года[1] в Ставке Верховного Главнокомандования (ВГК) был рассмотрен проект наступления русских армий на всех фронтах. Несмотря на то что Юго-Западному фронту (ЮЗФ) была поставлена вспомогательная задача, основные боевые действия развернулись именно на его участке. Достаточно важная часть в планах командования отводилась и действиям авиации. В распоряжении командующих всех четырёх армий (8 А, 11 А, 7 А, 9 А) Юго-Западного фронта находилось по одному армейскому авиационному отряду и по 2—4 корпусных (као). Эти отряды оснащались в основном двухместными самолётами-разведчиками «Вуазен», «Фарман», «Анаде» и «Моран» нескольких модификаций. В некоторых отрядах имелись трофейные самолёты немецкого и австрийского производства. Кроме того, в оперативном подчинении командующего 7-й армией находился 1-й боевой отряд Эскадры воздушных кораблей (ЭВК) «Илья Муромец» (2 аппарата: II и XIII). Большинство самолётов армейских авиаотрядов и некоторая часть разведчиков из корпусных авиаотрядов к весне 1916 года были оснащены пулемётами у наблюдателя для ведения оборонительного огня. Истребительная авиация имелась только в 7-й армии. 15 апреля 1916 года на аэродром у дер. Яблонов прибыл только что сформированный 7-й истребительный авиационный отряд (иао) под командованием подпоручика И.А. Орлова[2]. Отряд имел на вооружении двухместные истребители отечественного производства «Сикорский-16» и «Моска-Быстрицкий». На истребителе конструкции И.И. Сикорского стоял синхронный пулемёт, стрелявший через винт, а на «Моске» пулемёт был установлен под углом вверх и стрелял над винтом. На следующий день отряд приступил к боевым полётам. В мае отряд перевооружился на одноместные истребители «Нью-пор-11» и двухместные «Ньюпор-10».

Целью русской авиации в подготовительный период являлось обеспечение командования точными разведывательными данными о противнике. Соответственно, главная задача «авиации всего фронта состояла в том, чтобы сфотографировать укреплённую линию неприятеля»[3]. Для проведения крупномасштабного обследования будущего театра операции были привлечены все наличествующие силы авиации фронта, включавшей до 100 разнотипных самолётов[4].

Противник знал о готовящемся наступлении и со своей стороны также проводил усиленную воздушную разведку. Точное количество германских авиационных отрядов, противостоявших авиационной группировке русского Юго-Западного фронта, и самолётов в них пока установить не удалось. Автору известны четыре германских авиаотряда, находившихся в апреле 1916 года в полосе русского Юго-Западного фронта (группа армий Линзингена и Южная армия). Это 45-й и 54-й полевые (F.Fl.Abt. 45 и F.Fl.Abt. 54), 220-й и 230-й артиллерийские авиаотряды (A.Fl.Abt. 220 и A.Fl.Abt. 230)[5] по 6 самолётов в каждом. Чтобы максимально ограничить боевую работу русских лётчиков в полосе предстоящего наступления, немцы в апреле 1916 года сформировали также 3 истребительных авиационных отделения Kampfeinsitzerstaffels (Kests) в составе 2-6 одноместных истребителей «Fokker E. III», вооружённых синхронными пулемётами: два отделения базировались в районе Ковеля (Kest Byten и Kest Osiekrow) и одно в районе Владимира-Волынского (Kest Nowy-Zaharow). Истребительные отделения придавались разведывательным авиаотрядам и совершали заградительные полёты в прифронтовой полосе[6]. Разведывательные германские авиаотряды в основном имели двухместные самолёты «Albatros C. I», «Rumpler C. I» и «Aviatik B. II». Австро-венгерские армии, противостоявшие русским на Юго-Западном фронте (1, 2, 4 и 7-я), в апреле 1916 года располагали 11 авиационными ротами (Flik 1, 3, 5, 9, 10, 11, 13, 14, 18, 20 и 22) по 6 самолётов в каждой. К началу русского наступления (22 мая) к ним присоединились ещё 3 авиароты (Flik 25, 26, 27)[7]. Австро-венгерские воздушные разведчики летали в основном на двухместных аппаратах «Hansa-Brandenburg C. I», «Oeffag C. I» и «Lloyd C. II». В апреле—мае в австро-венгерские авиароты на Восточном фронте поступили несколько одноместных истребителей «Fokker А. III», вооружённых синхронными пулемётами «Шварцлозе М 7/12»[8]. Таким образом, почти все германские и австрийские самолёты-разведчики к весне 1916 года были оснащены одним или двумя пулемётами. По количеству наличных самолётов в апреле-мае 1916 года силы противников достигли примерного равенства — около 100 аппаратов с каждой стороны.

В таких условиях на Юго-Западном фронте в апреле 1916 года началась борьба в воздухе. Каждая из сторон стремилась как можно больше узнать о противнике и не дать сделать того же ему. Интенсивное использование авиации обеими сторонами влекло за собой частые бое-столкновения в воздухе. Даже двухместные самолёты-разведчики, замечая во время полёта вражеские аппараты, обычно атаковали их, так как прекрасно понимали цену разведданных, добываемых противником.

Двухместные разведывательные аэропланы

Вот как происходила эта воздушная борьба. 1 апреля, по австрийским данным, экипаж австрийского самолёта «Knoller-Albatros B. I» из 1-й авиароты (Flik 1), базировавшейся в Черновицах, пилот унтер-офицер Курт Грубер (zugsfuhrer Kurt Gruber) с наблюдателем капитаном Эгоном Херваем фон Киршберг (hauptmann Egon Hervay von Kirchberg), в 6 ч 30 мин в районе ст. Боян (10 км восточнее Черновиц, фронт 9-й армии) подбил русский самолёт «Моран-парасоль». У Грубера и Хервая это были первые победы[9]. В район Черновиц на разведку летали 14-й и 16-й корпусные авиационные отряды 9-й армии, но в российских документах пока не выявлены сведения о потерях в названных отрядах 1 апреля 1916 года. (На данный момент не подтверждается. — Авт.)

19 апреля, по австрийским данным, тот же пилот, но уже с другим наблюдателем — обер-лейтенантом Годвином Брумовски (oberleutnant Godwin Brumowski), в 9 ч 45 мин в районе с. Лысковцы (30 км восточнее Каменец-Подольского, фронт 9-й армии) над российской территорией сбил ещё один «Моран-парасоль». У Грубера это была вторая победа, у Брумовски третья[10]. Но эта победа австро-венгерских лётчиков вызывает ещё большие сомнения, так как с. Лысковцы находилось в глубоком тылу русских войск, далеко за линией аэродромов 9-й армии. Сведений о потерях авиации 9-й армии в этот день в архивных документах нет. (На данный момент не подтверждается. — Авт.)

22 апреля военный лётчик 5-го корпусного авиационного отряда (8-я армия) подпоручик П.И. Кононенков с наблюдателем капитаном В.М. Рудковским вылетели для фотографирования мостов и укреплений на реках Икве и Стыре. По докладу наших авиаторов, при переходе через позицию они встретили неприятельский аппарат типа «Альбатрос», препятствующий перейти позиции и не желавший вступить в бой над нашей территорией. Несмотря на ожесточённый обстрел зенитной артиллерией противника, наши лётчики атаковали неприятельский аппарат. После 30-минутного боя «Альбатрос», выпуская клубы чёрного дыма, с большим креном, делая неправильные движения, направился в свой тыл и упал в окрестностях г. Луцка. Русские же лётчики, несмотря на полученные повреждения аппарата, продолжили разведку, 30 вёрст шли над тылами противника и доставили командованию ряд ценных снимков[11].

Русские истребители Первой мировой войны

Победа была официально засчитана командованием. За этот вылет подпоручик П.И. Кононенков был награждён орденом Св. Георгия 4-й степени[12]. Западные исследователи подтверждают потерю самолёта «Brandenburg C. I» 20-й австро-венгерской авиароты (Flik 20) в окрестностях г. Луцка, но не 22, а 20 апреля[13]. Возможно, речь идёт об одном и том же случае, только где-то неверно указана дата.

27 апреля в 7-м истребительном авиационном отряде (7-я армия) лётчик прапорщик Ю.В. Гильшер в 15 ч взлетел с аэродрома у дер. Яблоново на аппарате «Сикорский-16» для преследования неприятельского самолёта. Над м. Бурканувом, увидев неприятельский аэроплан, Гильшер атаковал его, выпустив из пулемёта 120 пуль. Неприятельский самолёт, оставляя за собой густую дымную струю, сразу опустился за свою позицию. Победа была официально засчитана русским командованием. За этот бой прапорщик Ю.В. Гильшер был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами[14].

Германские и австрийские разведывательные самолёты Первой мировой войны

18 мая, по австрийским данным, экипажи двух самолётов «Knoller-Albatros B. I» (1-й: неустановленный пилот и наблюдатель Курт Нашод (Kurt Nachod); 2-й: пилот унтер-офицер Франц Зузманн (zugsfuhrer Franz Zuzmann) с наблюдателем лейтенантом Матиасом Фалле-ром (leutnant Mathias Thaller) из 20-й австро-венгерской авиароты (Flik 20), базировавшейся в г. Луцке, в районе с. Клевань (20 км северо-западнее Ровно, фронт 8-й армии) сбили двухместный русский «Фарман». У всех это были первые победы[15]. Однако российские документы не подтверждают потерь самолётов на фронте 8-й армии в этот день. (На данный момент не подтверждается. — Авт.)

Австрийский истребитель Фоккер и разведчик

19 мая воздушный корабль «Илья Муромец XIII» (командир штабс-капитан В.А. Соловьёв), проводя разведку позиций и тылов неприятеля против фронта 7-й русской армии, был атакован неприятельским «Альбатросом», но огнём из бортовых пулемётов экипажу удалось сбить противника[16]. В иностранных источниках пока не удалось найти подтверждения этой победы. Скорее всего подбитый «Альбатрос» совершил вынужденную посадку на своей территории.

Австро-венгерский ас Годвин Брумовски и русский летчик-ас Юрий Гильшер

В этот же день лётчик 26-го корпусного авиационного отряда (9-я армия) младший унтер-офицер Г.Э. Сук на самолёте «Вуазен», возвращаясь из разведки, в районе дер. Щупарка вступил в бой с неприятельским самолётом, корректировавшим стрельбу своей артиллерии. Сблизившись с ним до 50 метров, наблюдатель «Вуазена» открыл пулемётный огонь, которым настолько повредил машину противника, что последний был вынужден планировать с остановившимся мотором и сесть в трёх верстах за своими окопами. За эту победу, официально засчитанную командованием, лётчик получил Георгиевский крест 3-й степени[17]. Иностранные исследователи также подтверждают, что в этот день в воздушном бою с русским «Фарманом» (внешне схож с «Вуазеном») был подбит и упал за своими линиями австрийский самолёт из 13-й авиароты (Flik 13), базирующейся на аэродроме Заставна (20 км севернее Черновиц). Лётчик капитан Любица Косанович (hauptmann Ljubisa Kosanovic) сумел безопасно совершить вынужденную посадку в расположении 7-й австро-венгерской армии в районе д. Чёрный Поток, наблюдатель обер-лейтенант резерва Хейнрих Оккермюллер (oberstleutnant i.d.R. Heinrich Ockermueller) получил ранение[18].

Таким образом, мы видим, что, по российским документам, в период подготовки к летнему наступлению ЮЗФ российские лётчики выиграли воздушную борьбу со счётом 4 —0 (см. таблицу). В воздушных боях потерь в самолётах и лётном составе не имелось. Но более важным являлось то, что в период подготовки к наступлению русская авиация смогла обеспечить своё командование полной и достоверной разведывательной информацией о состоянии обороны противника. Как свидетельствовал В.М. Ткачёв, в то время есаул, командир 11-го авиационного дивизиона (11-я армия): «Несмотря на сильнейшую зенитную артиллерию врага, а иногда и противодействие со стороны немецкой авиации, наши лётчики блестяще справились с этой задачей. Прекрасные в техническом отношении фотоснимки дали полную картину системы фортификационных сооружений и огневой защиты фронта противника. Фотограмметрические и картографические отделения штабов армий детально изучали полученные снимки, составляли по ним крупномасштабные (от 250 до 100 сажен в дюйме) планы, которые печатались и рассылались в штабы и войсковым начальникам (до командиров батальонов и батарей включительно).


Борьба в воздухе при подготовке Брусиловского прорыва Первой мировой
Таблица результативности борьбы в воздухе авиации ЮЗФ в период подготовки к наступлению (1 апреля — 21 мая 1916 г.) составлена автором по материалам РГВИА.
Снимки наиболее интересных мест фронта увеличивались через проекционные фонари и изучались офицерами штабов армий, участвовавшими в составлении планов прорыва»[19].
В период подготовки к наступлению ЮЗФ боевой опыт получили лётчики 7-го авиационного отряда истребителей, одного из первых истребительных отрядов в Военном воздушном флоте (ВВФ) России. В воздушных боях до начала наступления они открыли свой боевой счёт, сбив один самолёт противника. В рассматриваемый период свои первые победы в воздухе одержали будущие российские и австро-венгерские асы. В ВВФ России это были Ю.В. Гильшер (7 иао — всего 5 побед) и Г.Э. Сук (26 као, позднее 9 иао — всего 6 побед)[20]. В авиации Австро-Венгрии — Г. Брумовски (Flik 1, 12, 41J — всего 35 побед, из них 3 на русском фронте), К. Грубер (Flik 1, 41J, 60J — всего 11 побед, из них 3 на русском фронте) и К. Нашод (Flik 20 — всего 5 побед, все на русском фронте)[21]. Что касается неподтверждённых отечественными источниками, но признанных командованием противника побед австро-венгерских авиаторов, то, по нашему мнению, их не стоит совсем сбрасывать со счетов, это вопрос дальнейших исследований.
Григорий Сук и австрийский ас К.Нашод

Также в период подготовки к наступлению ЮЗФ 1916 года богатый опыт по планированию и руководству боевыми действиями авиационными группировками приобрели командиры авиационных дивизионов, только что сформированных при армиях фронта. Весь этот опыт оказал неоценимую помощь нашим авиаторам при проведении наступательной операции войсками фронта.

О боевых действиях авиации во время наступления, читайте в продолжении статьи.


ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Здесь и далее все даты приводятся по старому стилю.
[2] Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 6053. Оп. 1. Д. 2. Л. 24.
[3] Ткачёв В.М. Крылья России. Воспоминания о прошлом русской военной авиации. 1910—1917 гг. СПб.: ГИЦ «Новое культурное пространство», 2007. С. 451.
[4] Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914–1917 гг.). Наступление Юго-Западного фронта в мае – июне 1916 г. М., 1941. С. 97.
[5] По материалам автора, Б.Ю. Степанова (Санкт-Петербург) и А. Блума (США).
[6] Подробнее см.: Аверченко С.В., Лашков А.Ю. Действия авиации и зенитной артиллерии в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 года // Воен.-истор. журнал. 2011. № 6. С. 13, 14.
[7] Подсчитано С.В. Аверченко по: Grosz P.M., Haddow G., Schiemer P. Austro-Hungarian Army Aircraft of World War One. Flying Machines Press, Mountain View, California, USA. 1993. P. 541—552.
[8] Grosz P.M. Fokker E. III (Windsok datafile № 15). Albatros production, Berkhamsted, Great Britain. 1989. P. 16, 17.
[9] O’Connor M. Air Aces of the Austro-Hungarian Empire 1914—1918. Flying Machines Press, Mountain View, California, USA. 1986. Р. 67, 293; Chant C. Austro Hungarian aces of World War I (Osprey aircraft of the aces №46). Osprey Publishing. Oxford. UK, 2002. P. 76.
[10] O’Connor M. Op. cit. Р. 13, 67, 268, 293; Chant C. Op. cit. P. 51, 76, 77.
[11] РГВИА. Ф. 2077. Оп. 1. Л. 103. Д. 202.
[12] Нешкин М.С., Шабанов В.М. Авиаторы — кавалеры ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия периода Первой мировой войны 1914—1918 годов / Биографический справочник. М., 2006. С. 148, 149.
[13] По материалам А. Блума (США).
[14] РГВИА. Ф. 6053. Оп. 1. Д. 3. Л. 41; Там же. Д. 29. Л. 27, 28; Нешкин М.С., Шабанов В.М. Указ. соч. С. 75, 76.
[15] O’Connor M. Op. cit. Р. 201, 326.
[16] Хайрулин М.А. «Илья Муромец». Гордость русской авиации. М.: Коллекция; Яуза; ЭКСМО, 2010. С. 98.
[17] Нешкин М.С., Шабанов В.М. Указ. соч. С. 277, 278; Сорокин Б.[Е.] Письма военного лётчика // Московский журнал. 1994. № 5. С. 15; Семейный архив Б.Е. Сорокина (Москва): представление Г.Э. Сук к Георгиевскому кресту и письмо Г.Э. Сук от 22 мая 1916 г.
[18] Материалы А. Блума (США).
[19] Ткачёв В.М. Указ. соч. С. 451.
[20] Подсчитано автором по документам РГВИА.
[21] См.: O’Connor M. Op. cit. Р. 268—271, 293, 326; Chant C. Op. cit. P. 89, 90.

Выражаем искреннюю признательность автору статьи полковнику в отставке С.В. АВЕРЧЕНКО за материалы, любезно предоставленные для электронной публикации на страницах www.retroplan.ru

RSS Feeds

Rambler's Top100 2008-2017 © РетропланЪ
При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.
Карта сайта - О проекте - Новости - Контакты